Отчеты. К морю

Отчеты. К морю

Во времена моей юности под подобным заголовком встречались мне в журналах путевые заметки, рассказывающие о поездках к Черному морю. Вспоминаются описания плавящегося от жары асфальта под колесами, придорожных гостиниц и кафе, очередей на бензозаправках и т.д. Я тоже расскажу вам о путешествии к морю...

В восьмом часу утра, 21 августа, выруливаем на Ярославское шоссе. «Позвольте, - спросит недоумевающий читатель, - но к морю разве едут не по Варшавке?». Да, конечно. Вы правы, если едете к Черному морю. Но наша цель - море Белое!

Итак, Ярославское шоссе. В принципе, если так и ехать, никуда не сворачивая, то примерно через 1250 км и 2-3 дня пути вы окажетесь у Белого моря. Нам такой вариант показался слишком скучным и простым. Дело в том, что мы путешествуем на УАЗах, а эти автомобили не располагают к длительной и монотонной езде по трассе. И в Ярославле мы сворачиваем на Кострому.

Этот замечательный город несомненно достоин отдельной поездки и отдельного рассказа. Но сейчас нам хочется побольше проехать в первый день, подальше оторваться от Москвы. Пересекаем Костромскую область, направляясь к ее северной части, к границе с Вологодской областью. Где-то там нас ждет неизвестная дорога, обозначенная на карте загадочным словом «колейная». Позади остаются Судиславль, Галич, Чухлома. Шоссе раздваивается. Левее - на Солигалич (кстати, интересный город, куда тоже стоит как-нибудь съездить), правее - на Судай. Нам надо как раз направо, но мы решаем проехать немного по направлению к Солигаличу, чтобы взглянуть на известный Авраамиев монастырь. От Чухломы это менее 10 км, так что отклонение от маршрута невелико.
Монастырь поразил своим состоянием. Лет около 10 назад я был тут, и тогда все пребывало в запустении. Сейчас же отреставрирован главный Ильинский собор (1860 гг.), практически заново возведена каменная ограда вокруг монастыря, восстанавливается надвратная колокольня, сбоку отстроена новая гостиница для паломников. Даже сегодня - в воскресенье - повсюду кипит работа: гудят бульдозеры, работает кран и т.д.

Возвращаемся на развилку. Городок Судай интереса для путешественников не представляет. На ночлег останавливаемся на берегу речки Вига километрах в 10-ти за Судаем. Место - так себе. Поросшее травой поле плавно спускается к реке шириной метров 10-15. Мелко. На той стороне глухой лес, торчат сухие покосившиеся ели. А вот с нашей стороны дров нет. Находим какую-то большую корягу, пилим ее на части, колем их - на то, чтобы приготовит ужин и завтрак, этого хватит.

Итак, программа минимум на сегодня выполнена! Мы проехали более полутысячи километров, создали задел, чтобы уже завтра выйти на так называемую активную часть маршрута. И это несмотря на то, что ехать сегодня было ой как не легко! Жара стояла весь день за 30оС!

Тем, кто последует нашим путем, могу сообщить, что АЗС есть только в Костроме, Галиче, Чухломе. А между этими городами заправиться негде.
Утро следующего дня началось с неприятности. Позавтракали, свернули палатки, завели машины и собрались выезжать, как я обратил внимание, что вольтметр на одном УАЗике показывает уж больно низкое напряжение. Стали проверять: так и есть - нет зарядки. Быстренько сняли генератор, покрутили, повертели его в руках, заменили одну детальку, установили агрегат на место - зарядки как не было, так и нет! Думали, думали, ничего не придумали - решили ехать так. Хорошо путешествовать двумя машинами! Сломалась одна, вторая всегда поможет. В нашем случае вполне можно ехать, переставляя аккумуляторы на машинах. Так мы и поступили.

Асфальт скоро кончился, уступив грейдеру. Забегая вперед, не могу удержаться, чтобы не написать, - сколько же таких километров ждет нас впереди! В д. Чертово закончился и грейдер. Пошел глинистый проселок. Сейчас сухо, можно спокойно ехать на заднем приводе. Но в дождь здесь, наверное, «веселенькая» езда. На УАЗе проехать, я думаю, можно, а вот на простой машине нечего и соваться. Глина тянется до д. Кордон, что находится на самой границе Костромской и Вологодской областей. По добротному деревянному мосту пересекаем речку Ида, и где-то километров через пять начинается колейная дорога. Колея под тяжелые лесовозы выложена бетонными плитами. На каких-то участках лучше ехать по ним, но местами стыки плит становятся слишком грубыми, и тогда приятнее ехать сбоку. Время от времени встречаются или обгоняют нас здоровенные МАЗы-лесовозы. Но колейная дорога оказалась недлинной. Через 15-20 км плиты ушли влево, а мы поехали прямо. Проселок вполне проходимый: даже на легковой машине, не спеша, можно проползти. Лишь иногда встречаются довольно глубокие лужи с обломками бревен на дне. Местами опять начинается колейная дорога, но на этот раз колея выстлана бревнами. Смотрится такая дорога весьма необычно. По пути нет ни одного селения. Только лес, лес, лес... Но вот вдоль дороги появляются мусорные кучи: цивилизация недалеко. Вскоре выезжаем на асфальт. Повернув направо и проехав километра три, оказываемся в поселке им. Бабушкина. Нам тут делать совершенно нечего, мы и не планировали сюда заезжать, если бы не наша поломка. В поселке, как нам сказали, есть аж три магазина автозапчастей. И в первом же находим генератор. Быстрая замена - все в порядке: есть зарядка! Можно возвращаться на маршрут.

По плану сегодня надо заночевать где-нибудь в районе Тотьмы. Проехав д. Леденьга, прямо у таблички, означающей конец населенного пункта, поворачиваем направо в сторону одноименной с деревней реки. Песчаная дорога петляет по светлому лесу. Через четверть часа находим на берегу неплохое место, правда, немного «засиженное». Вытоптанная площадка, большой дощатый стол, яма с консервными банками и бутылками... Мы привыкли к более диким ночевкам, но сейчас что-то неохота куда-то опять ехать, искать другие места. Проехали-то сегодня всего 130 км, а устали. 73 км ухабистого проселка немного измотали нас. Мы все как расселись за столом, как расставили на нем бутылки с пивом - куда уж тут ехать!? Приятно сидеть вот так, не спеша посасывать пиво, чувствуя, что до вечера еще много времени и все можно успеть, - и дрова заготовить, и ужин сварить, и палатки поставить, и в реке искупаться. Так оно все и было...

Утром третьего дня въезжаем в Тотьму. Снимаю на видеокамеру торжественный проезд наших машин по длинному мосту через Сухону, панорамирую вправо и вижу в визире камеры колокольни и купола тотемских церквей, двухэтажные старые домики, избы, огороды, спускающиеся к реке.

Посещаем музей мореходов, разместившийся во Входоиерусалимской церкви (1744-1790 гг.). Как следует из путеводителя, это чуть ли не единственный морской музей в городе, который не стоит на море. Такой чести город удостоился потому, что в Тотьме жили многие мореплаватели, которые по Сухоне и Северной Двине сплавлялись в Белое море. А уж дальше!.. В ХVIII веке тотемскими купцами было снаряжено около 20 (!) экспедиций в Тихий океан. Первая Камчатская экспедиция В.Беринга и А.И. Чирикова тоже проследовала через Тотьму. Тотьмичи приняли активное участие в освоении Русской Америки. В частности, мореход Иван Александрович Кусков 31 год своей жизни посвятил исследованиям Аляски и Северной Калифорнии. В городе сохранился дом, в котором жил этот выдающийся человек. Сейчас здесь открыт музей. Мы, к сожалению, в музее не были. Как это часто случается мы куда-то спешили... А куда? Зачем? Я думаю, напрасно мы проигнорировали этот музей... Правда, не знаю каков он: скажем, музей мореходов мне не очень понравился. Запомнились живописные портреты невысокого класса известных мореплавателей, копии старых рукописей, немного морской утвари тех времен и совсем, как мне показалось, ни к селу, ни к городу, фотографии... передовиков производства советских лет, пионеров и т.д. Это мое впечатление от музея, и я его ни в коей мере никому не навязываю.

На окраине Тотьмы находится Спасо-Суморин монастырь. Мы съездили и сюда, полазили по реставрирующемуся Вознесенскому собору (1796-1825 гг.), побродили по территории монастыря, где, как нам показалось, надо многое восстанавливать. Уже собрались уезжать, как на одном из монастырских корпусов я приметил небольшую вывеску: «Открытое хранение фондов». Что за фонды такие? Заглянули. Купили билетики по 5 рублей и по скрипучей темной лестнице полезли на второй этаж. Боже ты мой! Чего тут только нет! И расписные прялки, и плетеные корзины, туеса да лапти, и здоровенные жернова, и глиняная деревенская посуда, и деревянные разрисованные сундуки! Сюда свезены предметы старины почти со всей Вологодской области: у каждой группы маленькая бумажная табличка с названием района. Получили огромное удовольствие от посещения этой сокровищницы народных промыслов. И вам советуем зайти...
Дальше наш путь лежит вдоль Сухоны. Следующий пункт культурной программы - Великий Устюг. Но это будет завтра, сегодня же планируем доехать до интересного, согласно различным описаниям и отчетам, прочитанным перед поездкой, места на реке под названием Опоки.
Хорошая асфальтовая дорога идет сначала по левой стороне Сухоны, перед самой Нюксеницой переходит на правую. Населенных пунктов на шоссе почти не встречается. Согласно карте в районе д. Леваш дорога раздваивается: можно петлять вдоль самой реки, а можно ехать по прямой дороге километрах в 2-3-х от берега. Но, как выяснилось, правы те, кто не верит картам. Дороги вдоль реки уже давно нет. Мужик в Леваше рассказал, что она была когда-то, но вот уже лет, эдак, девять, как построили шоссе в стороне, и все ездят только там. Время от времени попадаются левые повороты; повернув, можно подъехать к какому-нибудь селению на реке.

В Опоки идет хорошая накатанная дорога. Видно, что ее сделали только что. А на шоссе у поворота стоит большой желтый плакат, который трудно не заметить. Написано что-то вроде: «Памятник природы. Геологический разлом Опоки. Возраст - 250.000.000 лет». Впечатляет!.. Сворачиваем, не задумываясь.

В это трудно поверить! Менее тысячи километров от Москвы, а такое ощущение, что ты где-то на Алтае или в Сибири! Очень крутые, местами почти отвесные берега высотой метров, наверное, пятьдесят. Отчетливо видны разные геологические пласты. Как слоеный пирог. Наверху стоит дремучий темный лес, некоторые сосны повисли на обрыве, и не сегодня-завтра сорвутся вниз, в реку. Берег тянется сплошной стеной, но в одном месте разрывается. Это и есть Разлом. Его надо видеть!

Мы любуемся всей этой красотой из деревни Опоки, от дома, смотрящего окнами прямо на Разлом, что на той стороне. Мужичок, сидящий на лавочке перед домом, поведал нам, что дому уже сто лет! Многое он повидал на своем веку! И, быть может, топтались на его пороге, ходили по комнатам конвоиры или заключенные. И те, и другие могли быть в нем в 1943-1947 годах (за точность дат не ручаюсь), когда кипела здесь стройка ГУЛАГа. Строили обводной канал. Дело в том, что Сухона в этом месте очень мелкая, и чтобы можно было сплавлять по реке лес, чтобы поднимались в верховья суда, решили построить сбоку обводной канал с системой шлюзов. Останки его хорошо заметны и сейчас: выложенные деревом стенки, бетонное основание шлюза, покореженные металлоконструкции. Но, говорят, что канал, построенный потом и кровью, просуществовал только год. Все было снесено могучим весенним ледоходом.

Недавно в память о тех годах чуть в стороне от деревни поставили деревянный поклонный крест. Надпись на нем гласит: «без вины пострадавшим»...

А еще, как нам поведал рыбак, Опоки известны тем, что сюда уже несколько лет ездят археологи. На берегах Сухоны нашли здесь бивни мамонтов.

Загадочное, притягивающее место... И словно в доказательство этому на той стороне прямо из земли бьет фонтан. Откуда он тут!? Говорят, раньше высота его была метров 20 (я думаю - преувеличивают), но «туристы» закидали его всяким мусором, заглушили, задушили... и теперь высота струи где-то метра два. А жаль, такая, наверное, красота была!

С ночевки в устье реки Стрельна, впадающей в Сухону, выезжаем прямо по реке. По камням, переезжая с одной стороны речушки на другую, медленно движемся к шоссе.

Через час с небольшим въезжаем в Великий Устюг. Этот город - первая крупная веха в нашем путешествии. Собственно, ради посещения его, мы и совершаем такую огромную петлю на пути в Архангельск. Паркуем машины у собора Прокопия Праведного (XVIII в.) и поднимаемся на колокольню. Сверху открывается замечательный вид на город, вытянувшийся вдоль Сухоны, на церкви, которые стоят прямо на берегу. Мы немного побродили по центральной улице, заглянули в сувенирный магазин и по набережной вернулись обратно к машинам. Представление о городе получили, но, в целом, пробыли в Устюге недолго.

Как-нибудь я поеду сюда еще раз. Не знаю почему, но в эту поездку знакомство с Великим Устюгом, в который я столько лет стремился попасть - можно признаться, что это знакомство не получилось. Может быть, сказалась жара. Было невмоготу что-то с вниманием осматривать. Помню, как мы лениво тащились по набережной, смотря не столько на церкви и дома, сколько на Сухону, на городской пляж, где, несмотря на конец августа, был народ. Хотелось на Природу, в тенистый лес или к реке, а в Город не хотелось совсем...

Еще задолго до Великого Устюга на шоссе нам стали попадаться плакаты: «Великий Устюг - родина Деда Мороза». Действительно, сейчас нам все уши прожужжали с этой пресловутой вотчиной российского Санта-Клауса. И мы, конечно, поехали к Деду. Не найти дорогу к нему трудно: везде стоят указатели. И вот среди соснового леса, почему-то на территории бывшего пионерлагеря отстроен большой деревянный дом. Вход стоит 15 руб. У кассы красовалась лаконичная табличка: «В летний период Дед Мороз выходит только на встречу экскурсионных групп». Еще бы, такая жара - он же просто расплавится! Ну ладно, Дед Мороз - он то спрятался, а вот куда деваться бедным зверушкам, что живут тут в лесу. Чуть в стороне от дороги устроено некое подобие небольшого зоопарка. Мы видели лис, кроликов, волков и медведей. Все они, несчастные, изнемогали от жары, забившись куда-нибудь в угол своей клетки или бессильно раскинувшись в тени, если она была. Посмотрели, пожалели братьев наших меньших и пошли дальше. Шествуя вместе со всеми к дому Деда, я, признаться, чувствовал себя слегка не в своей тарелке. Лето, пекло невыносимое, а лес из динамиков оглашается звонкими детскими песнями про Деда Мороза, зиму, Новый Год и т.д. В самом доме Деда Мороза на троне под искусственной елкой действительно не оказалось. Наверное, спрятался в холодильнике: термометр над входом показывал +31оС. Посетители бродили по комнатам, осматривали столовую, гостиную, спальню, детские рисунки на стенах, фотографии зимнего Устюга. В общем, мне показалось, что приезжать сюда лучше зимой. Сейчас, летом, все тут выглядит как-то неестественно, и, да простят меня читатели, но чувствуешь себя немного глупо.

Возвращаемся в Устюг и берем направление на Красноборск, который находится уже в Архангельской области. Лет 10 назад, а может немного ранее, проходимая для легковых машин дорога в этом населенном пункте заканчивалась. Сейчас же асфальта за Красноборском тоже нет на внушительных перегонах, но в целом нормальная проходимая дорога есть. Неожиданным для нас стал тот факт, что места оказались сильно населены. Мы так и не смогли найти приличного места для ночевки на берегу Северной Двины. С дороги реки не видно, но чувствуется, что она рядом. Но одна деревня сменяется другой - нет интересного съезда в сторону реки. Все же пару раз попытались проехать к Двине - так и есть, напоролись на деревни, переходящие в дачные владения. День клонился к вечеру, а мы все ехали, ехали... В результате, отчаявшись найти хорошее место, встали на каком-то грязном ручье в районе с. Пермогорье. Двина совсем рядом, но встать на ней не получилось: прибрежная полоса очень узкая. В 20-ти метрах от воды начинается крутой, заросший лесом и кустарником склон. Перед ним - песок и камни, к тому же берег косой, плавно понижающийся к воде. Ну никак тут не поставишь палатки! На ручье тоже ничего хорошего - достаточно сказать, что тут коровье пастбище, и перед сном нам пришлось разгонять появившихся коров криками, гудками, вспышками фар - но где-то переночевать нам надо. Пожалуй, это была самая плохая наша стоянка за все путешествие. Быстренько, без настроения поужинали, беспрестанно воюя с полчищами слепней и комаров, и разбежались по палаткам.

Наутро опять солнце, пекло, слепни и комары. Жуть! Кое-как перекусили и скорее отсюда! Пересекли поле, подъехали к Двине и с наслаждением искупались. И снова в путь!

Весь день едем вдоль Северной Двины. Местами реку видно с дороги. А дорога - большей частью грейдер. В 150 км от Устюга (по километровым столбам) наконец-то начинаются хорошие места для стоянок. Сосновый лес, мох, песок, река... Правда, слишком близко дорога, и, соответственно, места глухими на назовешь. Но переночевать, остановиться искупаться вполне можно. Природа тут уже северная.

Во второй половине дня выскакиваем на трассу Москва - Архангельск. Фотографируемся у дорожного указателя: «Москва - 940, Архангельск - 294». Забрались! Это вам уже не подмосковная прогулка, а серьезное путешествие, и от осознания этого делается приятно на душе! Однако пора думать о ночлеге.

Останавливаемся в районе д. Монастырек (1012 км от Москвы по столбам). Сворачиваем, около километра едем по проселку, радуясь, что мы на УАЗах. Сейчас и сухо, и при некоем навыке тут вполне можно проехать и на легковой машине, но мы на полном приводе чувствуем себя гораздо увереннее. Выезжаем на небольшой луг на крутом берегу. Далеко внизу - Северная Двина. Вернее, старица Двины и огромное пространство желтого песка, простирающееся вправо и влево насколько хватает глазу.

Я спустился вниз. Тысячи тонн песка нанесены сюда рекой! Вдалеке медленно ехал всадник на белой лошади, и больше никого кругом. Тишина... Я вздрогнул: с обрыва раздался стук топора. Наверное, мои товарищи заготавливали дрова. Когда я вновь посмотрел вперед, всадника не было. Мне почудилось, что мы попали в какую-то волшебную страну... Я пошел вперед и нашел следы копыт на песке. Ощущая ирреальность бытия, повернул назад. Над лесом уже поднимался дым от нашего костра...

Ехать оставшиеся две сотни километров до Архангельска по трассе нам показалось неинтересным. К тому же шоссе в ужасном состоянии. Если ехать быстро, то машина, оправдывая свое народное прозвище «козел», скачет от одной обочины к другой. Поэтому мы решаем перебраться на другую сторону Двины. Там же, на другой стороне, находится и знаменитый музей деревянного зодчества севера Малые Карелы. Аналог Кижей. Но прежде, чем свернуть с трассы, мы ненадолго заскакиваем к Антониево-Сийскому монастырю (основан в 1520 г.).

О существовании монастыря мы ничего не знали. Если бы не указатель на шоссе (1080 км) - проехали бы мимо. Но, признаться, посещение монастыря не запомнилось. Собственно, и посещения не получилось. Мы лишь потоптались перед входом - металлическими воротами, поставленными на изрядном расстоянии от монастырских построек. Ворота заперты, из домика при входе вышел то ли монах, то ли какой-то рабочий при монастыре и бросил неприятный, недружелюбный взгляд в нашу сторону. В общем, за ограду мы не пошли, к тому же и отсюда было видно, что главный храм и другие постройки - сплошь в лесах.

Паром через Северную Двину в Усть-Пинеге работает по расписанию. Рейсы совершаются при наличии не менее двух машин. На всякий случай, для тех, кто последует нашим путем, привожу расписание: 7.30, 9.00, 10.00, 13.00, 15.00, 16.00, 17.00, 19.00, 20.00, 21.00, 22.00. В 22.30 - последний рейс с левого берега. За легковую машину берут 40 руб., люди - бесплатно. Это, так сказать, официальная информация. На самом же деле паромщики работают по мере накопления машин и за энную сумму готовы перевезти вас в любое время дня и ночи.

После переправы мы проехали около 25 км до Белогорского, где повернули налево. Дорога петляла, петляла и вывела нас на хороший новый асфальт. После того, как мы пересекли железную дорогу Архангельск - Карпогоры, которая отсекала нас от Двины, мы стали активно искать ночевку где-нибудь на берегу. Но места оказались на редкость населенными. Всюду дачи, дачи, дачи... Архангельск - это, конечно, не Москва, но дачников, как оказалось, тоже хватает. Забегая вперед, скажу, что такая же ситуация и с другой стороны от города, в районе Северодвинска. Там мы тоже еле-еле смогли притулиться на ночлег. Но это будет завтра. А сегодня нам предстоит найти место здесь. И когда до Архангельска оставалось уже всего около полусотни километров, мы, наконец, смогли найти что-то более-менее приличное. Особо хорошим место не назовешь. Оно вроде как на берегу Двины, но до воды не дойти. Берег очень высокий и крутой - не спуститься. Поэтому бережем возимый водяной запас: готовим яичницу с колбасой, чтобы ничего не варить. Позволяем себе только чай.

Следующий день почти весь посвящаем культурной программе. Проезжаем всего 140 км. Но зато осматриваем Малые Карелы и Архангельск.

Музей в Малых Карелах работает с 10.00 до 17.00. Зимой закрывается на два часа раньше. Что и понятно: мне доводилось бывать тут как раз зимой, так в три пополудни тут уже почти темно. Север... Билет стоит 20 руб. в будни и 25 - по выходным. Выходной день - вторник.

Музей - потрясающий! Огромная территория, и чего только тут не увидишь! И церкви, и крестьянские избы, и бани, и амбары, и часовни, и мельницы... В одни дома можно войти, познакомиться с внутренним убранством и послушать рассказ смотрительницы о крестьянском быте прошлых лет. В других домах устроены тематические выставки. Можно посмотреть всевозможные типы саней или экспонаты, рассказывающие о рыболовном промысле на Севере, познакомиться с фотографиями архангельских деревень..

А в один дом мы зашли и спросили: «А где же была печь?» Нам показали на толстые половые доски. Некоторые из них были с заметными углублениями. Люди десятилетиями, а то и веками, ходили по этим самым доскам, ходили в основном около печи - рядом с очагом кипела жизнь - и выносились доски. Подумать только! В этом доме поколения сменяли поколения, рождались и умирали, веселились и плакали. Никогда не будет больше в этом доме жильцов, но стены и пол хранят память о них. Теперь идут сюда туристы, русские и иностранцы, с гомоном вваливаются в комнату и вдруг замирают, притихнув, представив себе тех, кто тут жил, ту жизнь. Мне кажется, что, несмотря на то, что дома перевезены сюда, как бы вырваны из тех мест, той среды, где их построили когда-то, музею удалось воскресить в них призрак прошлой жизни. И это очень важно!

Существует мнение, что подобные музеи не способны донести до посетителей атмосферу русской северной деревни, что постройки стоят здесь, словно декорации в театре. Возможно, кто-то воспринимает музей именно так - я воспринимаю его иначе. Но нельзя отрицать одно: если такие музеи не создавать, то в недалеком будущем от деревянной архитектуры Севера останется одно воспоминание. Например, опять-таки забегая вперед, скажу, что, уже возвращаясь домой, в районе р. Онеги мы попытались найти уникальный тройной архитектурный ансамбль в Верхней Мудьюге. Искали, искали - нет ничего. Спросили местных мужиков. «Ну, вы вспомнили. Лет уж пять, как сгорело все»,- был их ответ. Горят уникальные церкви, дома, целые деревни! Горят не только из-за лесных пожаров или от удара молнии, а в основном от рук ч... Слово «человеческих» сюда даже не очень как-то и подходит. Но пока еще что-то есть, надо, надо создавать музеи, подобные Малым Карелам, пополнять существующие.

Архангельск мне не понравился. Я был тут несколько лет назад, причем зимой, когда рассветает тут совсем ненадолго, но тогда город мне почему-то запомнился. И я предвкушал новую встречу с ним. Но проезжая по центральной улице города, я смотрел по сторонам, но ни на чем взгляд надолго не задерживался. Исторический центр города оказался представлен лишь бывшим Гостиным двором, к которому пристроено здание биржи. Нынче здесь располагается городской почтамт. В одной из боковых улочек промелькнула лютеранская кирха. Мы выехали на набережную Двины.

Как и было намечено, сходили в Северный морской музей (наб. Северной Двины, 80). Экспозиция показалась в достаточной степени заурядной. В одноэтажном здании (кстати, снаружи оно производит ужасное впечатление, т.к. давно требует капитального ремонта) размещены экспонаты, рассказывающие о времени Петра, о великих географических открытиях, о челюскинской эпопее, о последней войне, о Северном морском флоте наших дней...Но только начнешь знакомиться с выбранным разделом экспозиции, как он сменяется следующим. Как-то все не глубоко...

Может быть, мы устали сегодня в Малых Карелах, но Архангельск осмотрели как-то вяло. Непонятно на что смотреть. Пусть простят меня те, кто любит Архангельск и сейчас читает эти строки. Скорее всего, виной такому впечатлению от города явилось настроение. Бывает так, что не хочется ничего осматривать, бродить по незнакомым улицам, а тянет дальше в путь. Хотя, если поразмыслить, куда спешить?!..

А путь наш - в сторону Северодвинска. До самого города мы не доехали, но, говорят, что сейчас это открытый город. Я в нем никогда не был, но думаю, что смотреть там совсем уж нечего. Поэтому мы сворачиваем на относительно новую дорогу Северодвинск - Онега. На моей карте 1985 года этой дороги еще нет. Дорога - гравийная, большей частью накатана хорошо, но иногда встречаются неприятные выбоины. Желательно не расслабляться - есть риск влететь в яму. Я считал УАЗик достаточно крепкой машиной, и потому был неприятно удивлен, когда у меня вырвало передний амортизатор вместе с куском рамы. Отчасти это, наверное, произошло из-за того, что не работал второй амортизатор, и вся нагрузка и удары приходились на одну сторону машины. Амортизатор мы потом вернули на место, приварив электросваркой вырванный кронштейн в одной из деревень. К слову сказать, населенных пунктов на этой дороге практически нет. Как нет и заправок.

С местами для ночевок тут тоже напряженно. Смотришь по карте: есть и лес, и речки. На деле же оказалось, что никаких съездов с дороги нет, даже вдоль рек. На УАЗике еще можно кое-где чуть-чуть отъехать в сторону, но таких мест, что называется, раз-два и обчелся. Мы заночевали на берегу какого-то озерка рядом с дорогой. Типичная придорожная стоянка, куда приезжают порыбачить и попить водки. Думаю, вы себе представили наше место. Но выбора у нас не было.

Дорога заканчивается километров через восемьдесят Т-образным перекрестком. Налево и направо тянутся уложенные по колее бетонные плиты. Такую же «колейную» дорогу мы уже видели неделю назад в Вологодской области. На обочине стоит табличка: «Хайнозерская лесовозная технологическая дорога». По-моему, красивое, звучное, колоритное название. Еще в Москве я слышал о существовании этой дороги, и вот я здесь!

Поворачиваем направо и едем на д. Уна. Полное безлюдье кругом. Иногда в сторону отходит настоящая деревянная дорога. Толстые, выбеленные дождями бревна уложены наподобие рельсов на шпалы - еще более толстые поперечные бревна. Извиваясь, такая дорога тянется через болото. И эти деревянные ответвления, и дорога, по которой мы едем - все построено ради одного - чтобы вывезти лес.

Ничего иного, кроме как сведение замечательных северных лесов, по сути - их уничтожение, у нас пока не придумали. И вряд ли придумают! Я понимаю, что лес - это богатство, которое может приносить реальный доход. Его можно и нужно продавать. Но зачем же делать это таким варварским способом!? Сердце кровью обливается всякий раз, когда и в Карелии, и на Вологодчине, и здесь, в Архангельской области, я вижу заброшенные лесные делянки. Так и невывезенный поваленный лес, останки техники, масляные лужи - вот что осталось после того, как лесорубы ушли. Похоже, никто и не думает, что здесь нужно посадить новый лес. Лес для будущих поколений...

Перед Уной встречается УАЗик. Расспрашиваем о дороге на Красную Гору - деревню на берегу моря, куда нам, собственно, и надо прорваться. Нас убеждают, что мы не проедем. Но нас этот пессимистический прогноз не особенно пугает: местные очень часто говорят, что дороги к намеченной нами цели нет, в то время как она есть. Просто они по ней не ездят, предпочитая, пусть гораздо более дальний и долгий, но зато проверенный путь. В нашем случае единственный надежный путь к морю нам никак не подходит, ибо это путь - водный. Из Уны можно проехать в деревню Луду, которая стоит на берегу Унской губы, и, пересев на моторку, добраться до моря. Существует еще один путь - через Северодвинск. Но он остался далеко позади, и сейчас вы поймете почему. Действительно, вдоль моря вроде бы есть дорога. Но чтобы проехать по ней надо иметь разрешение, т.к. в районе Неноксы расположена военная база. Говорят, что-то связанное с атомными подлодками. Кроме того, отсутствует мост через речку Солза, и перебраться через нее можно только на железнодорожной платформе или на пароме, который содержат вояки. Разрешения у нас никакого нет, путешествие на моторке - тоже не наш вариант, поэтому, не доезжая Уны, углубляемся в лес. На дороге даже присутствует плохо заметный проржавевший и покосившийся указатель-стрелка: «Красная Гора». Ну что ж, раз есть указатель - должна быть и какая-никакая дорога.

Сегодня мы много времени потеряли на ремонт машины (если помните, у меня отвалился амортизатор), поэтому «прорыв» к морю начали уже под вечер. Приличная дорога быстро закончилась - начались колеи, крутые подъемы и спуски, глубокие лужи, болота. Зимник! И все же через несколько километров пути я почему-то почувствовал, что мы сможем проехать до конца. Трудно сказать определенно, почему у меня возникло такое чувство. Возможно потому, что дорога хорошо прослеживалась: не было ни завалов, ни откровенно «гиблых» мест, но главное - кое-где были заметны следы УАЗика. Значит кто-то тут ездил! Несколько лет назад, путешествуя по Вологодской области, мы точно так же ехали в неизвестность по следам «Нивы». И мы проехали тогда! Следы чьих-то колес на незнакомой дороге - хороший знак!

Проехав примерно треть пути, мы решили заночевать. Мы только что миновали очередной заболоченный участок и остановились на пологом подъеме. Дорога шла через сухой мшистый хвойный лес. По времени пора было ночевать - было ясно, что весь путь, все 30 км, отделяющие нас от моря, нам сегодня все равно не проехать. Я сбегал на разведку вперед и убедился, что через пятьсот метров нас ждет болото, которого еще не было. Водная гладь тянулась метров на двести.
Костер развели прямо на дороге. Разбили палатки; приготовили поесть; как водится, немного «тяпнули» после трудового дня. Мошка жрала нещадно! Наша собака не сводила глаз с миски, где для нее остывала еда. Наверное, сегодня она особенно проголодалась - весь день ей пришлось бежать за нами. Но это лучше, чем ехать, распластавшись на полу прыгающей из колеи в колею машины. Я накрыл пса простыней, чтобы уберечь от атакующей мошки. Он, бедный, так и лежал, с головой спрятавшись под простыней. На ее белом фоне отчетливо были видны роящиеся, зудящие тучи насекомых. Кошмар! Даже мази и репелленты не особенно помогали. Комары - они хорошие! Намажешься и живешь! А мошка хоть и не садится на лицо, но продолжает противно тыкаться в нос и глаза. Так что, быстренько поужинав, разбегаемся по палаткам.

Засыпая, вспоминал минувший день. Он запомнился не только интересной дорогой, на которой пригодилось водительское мастерство, но и тем, что мы за какие-то полчаса набрали столько отборных грибов, сколько я, например, никогда еще не собирал. Только белые и подосиновики! Едешь на машине и то справа, то слева, то прямо перед колесами видишь коричневые или красные шляпки! Остановишься, быстренько покидаешь грибы в корзинку, но проедешь самую малость, и вновь надо останавливаться! А потом, когда надоело останавливаться каждые 50 метров, мы лишь крутили рулями, чтобы не раздавить красавцев, растущих прямо на дороге. Хотя, кроме нас вряд ли их тут кто-нибудь соберет!.. Им суждено вырасти, зачервиветь и высохнуть или сгнить на корню, так и не порадовав грибника!

Болото, слегка напугавшее накануне, оказалось не сложным для преодоления. Скрытые под темной водой колеи оказались достаточно твердыми. Лишь в одном месте обе машины слегка застряли. На дне поперек дороги лежало бревно. Видимо, здоровое, раз даже с ходу мы не смогли через него перескочить. Но дернули друг друга буксиром - и западня позади.

Часа через два справа от дороги показалась маленькая избушка. Ура - половина пути пройдена! Перед нами - изба Кинжуга, и значит рядом должно быть озеро. Так оно и оказалось. Осмотрев избушку (полати, печка, маленькое оконце с солью и спичками на подоконнике), спустились к озеру и с наслаждением искупались.

Дальше дорога пошла легче. Местность стала выше, болота отступили, иногда попадались широкие лужи, которые не всегда удавалось преодолеть с первого раза. А потом вообще пошла хорошая песчаная дорога среди светлого соснового леса. Отключили пониженную передачу в раздатке и помчались вперед. Хороший участок закончился, опять пошли лужи, и мы раз или два подсели в них, но скоро выехали на простор. Все! Мы проехали! Моря не видно, но мы знаем, что оно совсем близко, и что мы, теперь уже точно, доедем до него! Вон уже маячат впереди избы Красной Горы!

Помните французский фильм «Мужчина и женщина»? Тот эпизод, где главный герой гоняет на автомобиле по пустынному морскому пляжу? Вот и мы так же мчались по приливно-отливной полосе, крутили восьмерки и круги на песке. Мы то забирались подальше от воды, где песок был сухим, и тогда наши машины, несмотря на включенный полный привод, зарывались в нем; то, наоборот, вспарывали колесами водную гладь, и тогда соленые брызги летели на стекло, а машины разворачивало в сторону моря - мы наслаждались простором и свободой, которых нам не хватало на 30-ти километрах лесной дороги, приведшей нас сюда, на берег Белого моря!

12 км по побережью пролетели незаметно. Но вот дорога отходит от моря, срезает оконечность мыса Кросногорский Рог и выводит нас к Унской губе. Здесь стоит большой поселок с показавшимся мне странным названием Пертоминск. Это центр местной цивилизации. Есть несколько магазинов, в которых можно купить все необходимые продукты. Дома на улицах - по преимуществу длинные двухэтажные некрашеные деревянные бараки. Но на окраине поселка внимание привлекают каменные, явно старинные постройки. Присмотревшись, не трудно догадаться, что это остатки башен, которые когда-то были соединены стеной. От нее ничего не осталось. Башни тоже разваливаются, но в одной, кажется, живут. Мы заехали на территорию бывшего Пертоминского мужского монастыря, основанного около 400 лет назад. В одной из сохранившихся монастырских построек размещается местный узел связи, откуда можно послать телеграмму или даже позвонить. Рядом в зарослях крапивы виднеются останки военной техники: какие-то полуразобранные тележки, гусеничные машины. До недавнего времени в Пертоминске размещалась радиолокационная станция или что-то в этом роде, в общем, что-то военное. Но не вся армейская техника пошла прахом. Местные теперь гоняют по берегу моря на военных УРАЛах - собирают выброшенные приливами бревна на дрова. Вот только где они берут бензин? Все снабжение здесь осуществляется по морю. Водитель новенького УАЗа-«буханки» очень удивлялся, что мы приехали сюда своим ходом. Его автомобиль приплыл сюда на барже и вряд ли уедет отсюда на «материк». Вроде мы и не на острове, но все местные для общения с остальным миром используют водный путь. По нему, наверное, доставляется сюда и топливо для машин, тракторов и моторных лодок.

На берегу Унской губы, на территории бывшего монастыря стоит деревянный крест. Табличка на нем гласит: «Сей крест установлен Петром-I в 1694 году в память о своем счастливом спасении при кораблекрушении на море. Восстановлен в 1987г.»

Осматриваем крест и поворачиваем назад. Самая дальняя точка нашего путешествия достигнута! Начинается дорога домой...

Долетаем до Красной Горы и мчимся дальше по побережью. Заночевать планируем в районе речки Чукча. Доезжаем, долго бродим в поисках места для лагеря: ведь мы собираемся здесь не просто переночевать, а остаться на весь завтрашний день. Надо отдохнуть от руля, покупаться, походить по окрестностям. Можно встать или поближе к реке, в кустарнике, где не так задувает ветер, или поближе к морю, на голом продуваемом мест

2002 Андрей Фаробин